30 ноября 2019 г.

Самадхи Патанджали



Вступление


Внимательный анализ текста Йога-сутры дает возможность понять, что этот термин использован минимум в трех различающихся контекстах. Более того в Сутре содержится не одно, а три разнородных определения самадхи. Вероятно, такая ситуация возникла вследствие изначальной нецелостности текста, возникшего, по моей теории, в результате последовательного «сшивания» минимум пяти разнородных текстов, а также «вкраплении» строчек как заимствованных из буддизма, так и полемизирующих с ним. Традиции, стоящие за текстами по разному определяли самадхи и эта смысловая неоднородность просматривается в тексте Йога -сутры.

Всего термин самадхи используется в йога сутре всего лишь 13 раз. Из них 2 — это название и окончание главы, которые были приделаны комментаторами позднее. 2 упоминания в 4 главе, подлинность которой ставится под вопрос, еще одно — в строках явно выбивающейся из текста повествования.  Остается 6-9 раз. Немного для термина, который мыслится как ключевой. При этом в первой главе, которую с легкой руки Вьясы озаглавили «самадхипада» т.е. «раздел о самадхи» слово самадхи упоминается лишь трижды. Один раз в упомянутой заимствованной строке  и два в виде определений. Могу высказать предположение, что такое название главы возникло потому, что слово «самадхи» стоит последним в этой главе. А не потому, что как в европейской традиции глава посвящена самадхи, как основной теме.

Во второй главе Патанджали перечисляет восемь «анг» — частей йоги, которые в современных переводах совершенно ошибочно переводят как «ступени». При таком переводе немедленно возникает новая аллюзия — раз есть ступени есть и самая верхняя, и она, вероятно, является целью. Это заблуждение является основой популярного (чтобы не сказать «попсового») взгляда на йогу. Вряд ли оно влияет на серьезную практику, поскольку что такое самадхи большинство современных практиков все равно не понимает, но из него же рождаются и другие заблуждения, например идея о том, что пранаямы следует практиковать только после  асан и т.п.

Опираясь на текст сутры попробуем разобраться в сути самадхи по Патанджали. Если не брать в расчет «проходные» использования термина то 4 упоминания самадхи из 9 — это его определения.


Когнитивное самадхи


В первой главе он дает  нечеткие, подытоживающие определения сабиджа и нирбиджа самадхи, путем соотнесения самадхи с другим состоянием которое он определил ранее «самапатти» samāpattiḥ. Подытоживая материал сутр с 1-41 по 1-45 которые описываю разные варианты самапатти он заключает

tā eva sabījaḥ samāpattiḥ ॥ 46॥
Эти [все перечисленные выше варианты самапатти] и есть сабиджа самадхи
     
Нетрудно заметить, что такой способ определения категории сложно назвать безупречным с логической или методической точек зрения. По-сути «определение» имеет схему «A есть B, и кстати, B есть тоже самое, что и C». С очевидностью, промежуточное В абсолютно лишнее.  Я думаю, что такое не по индийски «корявое» определение являлось, опять же, следствием неоднородности текста и тенденции расширять его в соответствии с текущими полемическими задачами. Например, необходимостью «покрыть» своим дискурсом расцветающий буддизм, для которого как раз термин «самапатти» был ключевым.

Примечательно, что морфологическая структура слова samāpattiḥ очень похожа на samādhi: sam+ā+pat+tiḥ. Те же приставки сам- и аа- прикрепляются к корню пат, который хоть и не тождественен корню дхаа- располагать, но близок к нему по смыслу. И перевод слова самапатти возможен также как «собранность», «сконцентрированность». Впрочем перевод нам не особенно важен, поскольку Патанждали дает определение этого термина

Kṣīṇavṛtter abhijātasyeva maṇer grahītṛ-grahaṇa-grāhyeṣu
tatsthatadañjanatā samāpattiḥ ॥ 41॥
41. Самапатти есть состояние "окрашенности" [сознания], которое возникает вследствие устранения вритти,  тем [объектом], на который [сознание] опирается,
подобно драгоценному камню [который окрашивается в цвет того на чем лежит] в познающем, познании и познаваемом.

Строка метафорична, но ее суть вполне понятна. Если вритти «уменьшены» (кшина), то сознание занято объектом и процессом познания, а не отвлекается на всякую ерунду. Кроме того образ драгоценного камня содержит еще одну метафорическую подсказку. Если камень не «чистый», в нем есть примеси и трещины (вритти), то он отражает свет не полно, искажает изображение. Таким образом самапатти - это глубокая концентрация на процессе познавания, когда ничего (вритти)  не искажает этот процесс и не отвлекает от него. В принципе это могло бы быть и непосредственным определением категории самадхи.

И как мы видим и из следующей за определением сабиджа-самадхи строки 48 самадхи приносит новое знание, т.е. воспринимается именно как когнитивный процесс.

ṛtambharā tatra prajñā ॥ 48॥
48. Мудрость, [обретенная] здесь [в самадхи], [называется] "несущей истину".

Впрочем строка 47 указывает еще на одно свойство самадхи - успокаивать сознание:

nirvicāravaiśāradye'dhyātmaprasādaḥ ॥ 47॥
47. При искусности в нирвичаре [самадхи]— само-собирание (внутреннее спокойствие).

Строгое, каноническое определение термина Патанджали приводит в начале третьей главы. Определение приведенное Патанджали в третьей главе и его пояснение в следующих сутрах также свидетельствуют о  взгляде на него как когнитивный процесс.

Tadevārthamātra-nirbhāsaṃ svarūpa-śūnyam iva samādhiḥ ॥ 3॥
3.  Именно [дхьяна], высвечивающая только объект [и] как бы пустая по
собственной форме, и есть самадхи.

Таким образом, самадхи предстает в этой сутре как высшая ступень дхьяны, при которой познавание объекта идет с максимальной ясностью без предустановок, отвлечений и так далее. Кстати, предустановки в терминологии Патанджали можно соотнести с праманой вритти, непроверенные штампы — с випарьяйей, а некорректный язык при познавании — викальпой. Отвлечения же — нидра и смрити.
 Итак, первый вариант самадхи у Патанджали — когнитивное самадхи  это познавательный процесс, который является кульминацией дхьяны, рождает новое знание, которое успокаивает сознание.

Самадхи как экаграта

В третьей главе с 5 по 16 строку присутствует явно инородная вставка, которая рвет основную ткань повествования, и при этом содержит идеи, которые связаны между собой, но отклоняются от основного курса произведения. Действительно, строки до 5 определяют категорию «самьяма», а начиная с 16 описывают, что именно может быть достигнуто при помощи самьямы. Промежуточные же строки повествуют в сущности о другом. Более того они в неявном виде содержат совсем другую модель психики человека. В частности, разные состояния психики воспринимаются как читта-паринама , т.е. «видоизменения» читты, среди которых есть ниродхическая паринама, экагратовая паринама и наконец самадхическая паринама. Заметим, что это радикально отличается от базовой концепции начальных глав Йога-сутры, ставя все возможные состояния психики как бы в одну линейку. В 11 сутре дается также новое определение самадхи.

sarvārthataikāgratayoḥ kṣayodayau cittasya samādhipariṇāmaḥ ॥ 11॥
11.  (3) Самадхи паринама есть прекращение многонаправленности сознания и возникновение его однонаправленности.

То есть самадхи фактически лишено его когнитивной составляющей и отождествлено с экагратой. Данная вставка с очевидностью имеет источником буддизм, и по отношению в первой главе является явным упрощением.

Поздние буддийские вставки

Как уже отмечалось слово самадхи встречается в Йога-сутре не только в основных, предлагаемых ею самой контекстах, но и в строках, заимствованных из других систем, где это слово имеет иные значения и существует в иных контекстах. Это приводит к затруднениям в чтении текста непонимающими исследователями, поэтому сделаю небольшую ремарку в эту сторону.
 
Строка 20 первой пады:

Śraddhā-vīrya-smṛti-samādhi-prajñā-pūrvaka itareṣām ॥ 1-20॥
20. У других [рядовых практиков] [рассматриваемому состоянию] предшествуют
вера, напор, памятование, самадхи и мудрость.

Как мы видим эта строка выпадает из общей логики текста по многим причинам. Во-первых слово смрити использовано здесь совсем в другом контексте, чем в предшествующих строках, где смрити есть вид вритти, т.е. чего-то что надо взять под контроль. Смрити же здесь это нечто позитивное, метод практики. Такое понимание присуще буддийской Традиции  где этот термин означал памятование, как вид осознанности. Слово же самадхи в этой строке имеет значительно более скромный вид, по сравнению с основным контекстом, стоя в одном ряду с другими методами и предпосылками. Эта строка — заимствование, которое вкраплено в ткань основного текста, раздвинув ее. Перечисление указанных элементов именно  в этой последовательности встречается в палийской Вибхагасутре, где оно вполне органично.

219. bāvīsatindriyāni — cakkhundriyaṃ, sotindriyaṃ, ghānindriyaṃ, jivhindriyaṃ, kāyindriyaṃ, manindriyaṃ, itthindriyaṃ, purisindriyaṃ, jīvitindriyaṃ, sukhindriyaṃ, dukkhindriyaṃ, somanassindriyaṃ, domanassindriyaṃ, upekkhindriyaṃ, saddhindriyaṃ , vīriyindriyaṃ [viriyindriyaṃ (sī॰ syā॰)], satindriyaṃ, samādhindriyaṃ, paññindriyaṃ, anaññātaññassāmītindriyaṃ, aññindriyaṃ, aññātāvindriyaṃ।

Аналогичным образом мы видим противоречивость первой строки четвертой главы.

Janmauṣadhi-mantra-tapaḥ-samādhi-jāḥ siddhayaḥ ॥ 4-1॥
4-1. Сиддхи [возникают] от рождения, лекарственным снадобьям, [чтению] мантр, практике тапаса [и] самадхи.

Здесь мы видим нарушение иерархии перечисления — в одном перечислении оказываются категории разных иерархических уровней. Самадхи — одна из анг, а тапас —лишь поданга  ниямы. Более того, эта строка избыточна, поскольку после 3 главы — вибхутипады — практически полностью посвященной приобретению сиддх, заново возвращаться к этой теме «в одной строке» нелогично. Соответственно, можно предположить, что строка заимствованная и значения этих терминов могут  отличаться от основных, введенных ранее. Это действительно так. Оригинальную строку, прекрасно вписанную в свой основной текст мы найдем в Абхидхармакоше.

avyākṛtaṃ bhāvanājaṃ trividhaṃ tūpapattijam|
Ṛddhir mantrauṣadhābhyāṃ ca karmajā ceti pañcadhā||53||

Хотя здесь использованы иные термины для рождения — upapatti, практики — karma вместо тапас, и Ṛddhi вместо сиддхи, строка узнаваема.

Итак, напомню, что взгляды Йога-сутры на самадхи неоднородны и даже противоречивы, что связано с неоднородностью текста. «Родным» взглядом, является представление о когнитивном самадхи, заимствованным их буддизма представление о самадхи как экаграте.

Комментариев нет:

Отправить комментарий