21 января 2015 г.

Сутра 1.26. Ишвара, Пракрити и санскритская грамматика


В предыдущей статье я упомянул о тантрической концепции Пуруши (Ишвары) и Пракрити, согласно которой Ишвара – статическое «мужское», пассивно-упорядочивающее начало, в противоположность Пракрити – активно-хаотичному, «женскому» началу. Такое отношение начал символизируется многими способами, например, уже приведенным в предыдущей статье рисунком Кали, танцующей на спящем Шиве (впрочем, спит-то он спит, но с эрегированным фаллосом). Как мы видим, эта концепция отличается от привычного для европейца взгляда на отношение мужского-женского начал, заимствованного из популярных версий даосизма, где Ян является и мужским, и упорядочивающим и активным началом, а Инь – женским, хаотичным, пассивным.
Это уже само по себе свидетельствует об относительности, а вовсе не абсолютности наполнения гендерных ролей, но речь в этой заметке совсем не об этом, а о способах метафорического объяснения указанной тантрической концепции.

Действительно, как пояснить на примерах, что такое пассивно-упорядочивающее и активно-хаотическое начало? Ведь именно способность привести конкретный пример, иллюстрирующий абстрактную концепцию, отличает человека, корректно владеющего абстрактным мышлением от находящегося в плену умозрительных пустотных категорий. 

Долгое время для совсем «кондового» пояснения этих категорий я использовал совсем бытовую метафору, которую, уже не помню, выдумал сам или нашел в какой-то из книг по индийской философии. Указанный принцип иллюстрируется следующим примером. Если мы хотим отделить муку от попавших в нее инородных примесей – мы используем сито. Сито является упорядочивающим началом. Но если насыпать муку в неподвижное сито – она не просеивается, более того, вообще не сыплется. Для того, чтобы пошел процесс, сито надо потрясти. Встряхивание, само по себе, является энергичным, но хаотизирующим действием и, если бы не сито, оно только бы перемешало муку с примесями еще сильнее. Но вместе сито и потряхивание образуют порядок.

Чуть расширяя ту же метафору, можно заметить, что «ситом» могут быть самые разные факторы. Например, в биологии это факторы естественного эволюционного отбора. Тогда как в роли Пракрити в данном случае выступает биологическая активность соответствующей экосистемы. Если условия благоприятны для жизни в целом, то эволюция вида идет быстрее, что заметил еще Дарвин в своих исследованиях на Галапагосских островах.

Пытаясь пояснить этот принцип для людей, имеющих математическую подготовку, я сравнивал Пракрити с материей, а Ишвару с уравнением, описывающим некоторую систему. Само по себе уравнение вообще нематериально. Это некое абстрактное описание закономерности. Но любая реальная система, так или иначе, «подчиняется» своим уравнениям и выраженным ими закономерностям. 

Этой зимой я узнал от одного выдающегося индийского пандита, у которого я имел удовольствие брать уроки санскрита, еще одну поразительную метафору, описывающую сущность отношений Пуруша-Пракрити в аналогиях санскритской грамматики. Дело в том, что словообразование в санскрите происходит следующим образом: существует определенный набор так называемых глагольных корней, к которым добавляются первичные и вторичные суффиксы и префиксы. Сам по себе корень не является частью речи и не может быть использован как отдельное слово. Но он имеет набор собственных (иногда довольно различных) «потенциальных» значений. С другой стороны, суффикс не имеет собственного значения, более того, он вообще не имеет смысла сам по себе, в отрыве от всей системы санскритской грамматики (как икс не имеет смысла, если мы не видим всего уравнения); но именно он, при присоединении к корню, определяет какая часть речи образуется и какое значение будет у полученного слова. Он как бы выделяет «актуальное» значение из множества «потенциальных». При этом суффикс, который пишется впереди – по ходу текста от корня (справа), начинает «менять» корень. В последнем могут трансформироваться гласные (правила гуны и вриддхи), а также последняя согласная (правила сандхи[1]). Корень как бы окрашивается суффиксом. Эти грамматические «отношения» между морфемами слова и иллюстрируют, по мысли индийских грамматиков, отношения Шивы и Шакти (Ишвары и Пракрити). Как уже, вероятно, догадался читатель, корень – содержащий в себе потенциально много всего – это Пракрити, а грамматически упорядочивающий, но не имеющий собственного смысла суффикс – Ишвара. Пракрити «простраивается» Ишварой и «подстраивается» под него – это трансформации внутри корня. А образованное слово – результат акта творения.
[1] Аналогичные метаморфозы встречаются и в русской грамматике, например, «быК», при добавлении к нему суффикса, становится «быЧком».

Комментариев нет:

Отправить комментарий