6 декабря 2012 г.

Основы санскритской грамматики

Если кто-нибудь предложит вам перевести Йога сутру, пользуясь лишь словарем, не зная при этом в достаточной мере грамматики санскрита – не ведитесь! Такой человек либо не представляет, о чем говорит, и никогда не делал этого сам, либо «дошел» в таком переводе максимум до третьей-четвертой строчки оригинального текста. Санскрит – довольно сложный язык, включающий изощренную грамматику. Слова, «искаженные» при морфологических трансформациях, включая правила гуны и сандхи, могут быть мало похожи на словарные формы, а логика использования падежей несколько отличается от привычной нам из русского и украинского языков.

В этой статье я попытаюсь познакомить читателей с некоторыми элементами санскритской грамматики в объеме… о нет, конечно недостаточном для самостоятельного чтения и перевода – для этого понадобилась бы целая книга. Я познакомлю в объеме, необходимом для осознанного чтения чужих (в частности, моего) комментариев и переводов, понимания обоснования того или иного выбора значения слова или фразы.

Итак, начнем с морфологии.

1. В санскрите, подобно другим индоевропейским языкам, есть три вида частей речи: склоняемые, спрягаемые и неизменяемые (авьяя).
К склоняемым относятся существительные, прилагательные (которые согласуются по роду, числу и падежу с существительным, качество которого они описывают, причем, как и в русском, иногда прилагательное в отсутствие существительного выполняет его функции); причастия – активного и страдательного залогов, местоимения и числительные. Все эти части речи склоняются по родам, числам (включая отсутствующее в русском двойственное число) и падежам (которых в санскрите 8, включая вокатив – звательный падеж). Отметим, что роль причастия в санскрите очень велика, поскольку оно часто берет на себя функции глагола. В Йога сутре, как и многих других текстах (Шива сутре, например), глаголы встречаются крайне редко. Впрочем, это не обязательная особенность. Так, стиль Горакша шатаки изобилует глаголами, причем «условного» времени.
К спрягаемым частям речи, как и в русском, относятся глаголы. В санскрите 10 «времен». Слово «время» в данном контексте несколько условно, т.к. к этой десятке относится и императив – повелительное наклонение, да и сами «времена» имеют довольно сложную логику. Люди, хорошо знающие грамматику русского, английского или какого-то из европейских языков, без проблем увидят аналогии санскритским временам в своих языках, но при этом не покидает ощущение, что в современных языках мы видим лишь осколки системы «времен», существующих в санскрите. Так, например, кроме понятных настоящего, простого прошлого и будущего существует специальное «былинное» «время», в котором описываются события, бывшие «давным-давно» и которым рассказчик не мог быть свидетелем (кстати, это время очень важно, т.к. в нем написана вся Махабхарата). Отдаленное будущее описывает, скорее, предполагаемые события, чем реально обязанные состояться. Например, фраза: «Победа будет за нами», была бы написана именно в этом времени, поскольку будет ли так или нет – никто не знает, скорее, это надежда, а не указание на точное событие. В этом смысле санскрит – это язык, на котором сложнее манипулировать массами. Может быть потому, что он изначально существовал в среде высших каст.
Существует специфическое время, которое, с грамматической точки зрения, является сложной комбинацией прошлого и будущего, выражая действие, которое могло бы произойти при соблюдении каких-то условий, но уже не произошло. Такое время удобно для философских спекуляций. Есть также особенности использования императива, который, в отличие от русского, имеет первое лицо. Таким образом, становится возможным обращаться к себе, например, в формулах самовнушения. 
Желающие познакомится с этим аспектом санскритской грамматики могут почитать книгу Твашасерна «Времена и наклонения в санскрите».
Различные времена и наклонения образуются при помощи присоединения суффиксов и инфиксов, иногда (например, в упомянутом «былинном» времени) – удвоения корня. Глаголы делятся на 10 ганн – классов, каждый из которых имеет некоторую специфику спряжения. Исчерпывающий перечень глагольных корней содержится в особом справочнике, составленном санскритскими грамматиками более 2 тыс. лет назад – Дхатупатхе[1]. Современные индийские грамматики считают, что из приведенных в Дхатупатхе 2000 глагольных корней наиболее актуальными для понимания языка являются 500.

1. К неизменяемым частям речи относятся абсолютив (деепричастие), инфинитив, наречия.

2. Санскритское слово образуется из так называемого глагольного корня путем прибавления к нему суффиксов (первичных и вторичных), инфиксов, префиксов (приставок) и падежных окончаний. При этом в самом корне происходят некоторые трансформации. Трансформацию могут претерпеть гласная, входящая в корень, и буква (гласная или согласная) непосредственно граничащая с суффиксом. Есть и другие нюансы таких трансформаций.

3. Трансформация гласной осуществляется по правилу «гуны» или «вриддхи». Каждая из первичных гласных санскрита इ (i), उ (u), ऋ (ṛ гласное), ऌ (ḷ гласное) могут усилиться до звуков следующего уровня (гуна) или максимального уровня «силы» (вриддхи[2]). Характер трансформации запротоколирован грамматикой заранее, поскольку каждый суффикс имеет маркер, который и определяет, какие изменения он произведет в корне.
Понимание правил гуны и вриддхи объясняет, например, почему от глагольного корня kliś (क्लिश्) – «загрязнять» получается существительное kleśa (क्लेश) «загрязнение», но прошедшее страдательное причастие – kliṣṭa (क्लिष्ट, здесь и далее ṭ будет обозначать церебральный звук – ट ). 
Правила гуны и вриддхи кажутся непривычными для нашей грамматики, но, в действительности, их «остатки», заимствованные из протоязыков, есть в скрытой форме и в русском и в английском. В русском языке они проявляются в устной речи. Например, по правилам орфоэпии, мы говорим «малАко», но – «малОчный». Второе «о» корня усилилось при добавлении суффикса. В русском мы называем это ударностью-безударностью, но суть – «усиление» гласной в корне – та же. Отличие состоит в том, что в санскрите, который изначально был ориентирован на произнесение, (а потом – и правильную запись) священных текстов, всегда все пишется так, как слышится. В английском остатки правила гуны запрятались в «неправильных» глаголах. Ведь с грамматической точки зрения неправильный глагол – это такой, в котором меняется гласная при присоединении суффикса… Впрочем, это лично моя теория. 

4. Еще более непривычными (на первый, опять же, взгляд) являются правила сандхи (соединения букв). В санскрите буквы, которые оказываются рядом на стыке морфем или соседних слов трансформируются для благозвучности звучания. Чаще всего трансформируется буква, которая находится слева, но есть и редкие исключения трансформации правой буквы. Правила, которым подчиняются соответствующие изменения букв, довольно сложны, но их суть сводится к приближению букв по звучанию друг к другу с точки зрения места их произношения (во рту). Опять же, эти правила кажутся людям, начинающим изучать язык, чем-то из ряда вон выходящим, но, в действительности, мы имеем их аналоги и в русском и в английском языках. Так, например, быК при присоединении суффикса превращается в быЧка. Интересный становиться безЫнтересным. Если это нас не пугает и не удивляет – не должны пугать и сандхи.*

Несколько слов о семантике санскрита.

Поскольку для целей прочтения и понимания классических текстов наиболее важна возможность перевести каждое из слов, сделаем небольшой экскурс в санскритскую семантику. Древние грамматики считали, что существует три вида значений слов.

1. Йогаартха (योगार्थ). Наличие корня «yuj» («связывать», «соединять») говорит о смысле термина. К значениям йогаартха относятся слова, смысл которых вытекает из их этимологии и морфологии. Например, если к упомянутому корню йудж прикрепить суффикс –а, который имеет свойство производить существительное мужского рода, делая в корне трансформацию «гуна», то с учетом сандхи j – g получим йогаартха значение слова «йога» – связь.

2. Однако люди, читающие этот блог, наверняка знают, что йога – это не только связь, а еще и эзотерическая система. Это второй тип значений слова, который называется йогарудхартдха (योगरूढार्थ). Значения слов второго типа можно узнать из словарей и контекста. Они, как правило, связаны с этимологическим значением, но, увы, не так очевидно, как хотелось бы. Именно этот тип слов является наиболее опасным с точки зрения ошибок и злоупотреблений. Именно тут, при переводе таких слов, вкрадываются дополнительные религиозные интерпретации, многозначности и ошибки понимания. Приведу пример. От корня mṛ (मृ) – «умирать» можно образовать существительное мужского рода māra: (मार:), йогаартха значение которого «смерть». С другой стороны, йогарудхартха значение этого слова – одно из имен бога любви Камы. Почему? Потому ли, что, как говорят современные, воспитанные в пуритантских традициях индусы, «секс убивает» или потому что, как утверждают французы, «оргазм – маленькая смерть»? А может быть потому, что секс, как и смерть, ведет к трансформации? Кто знает… но неопределенность остается ….

3. И, наконец, третий вариант значения слова называется рудхартха (रूढार्थ). Это слова, не имеющие санскритской этимологии и, вероятно, заимствованные из других, часто неизвестных нам языков. Наиболее полный список таких слов был составлен еще в начале нашей эры и называется Дешинамамала. Значения таких слов также можно понять лишь из словаря.

Система падежей в санскрите.

Санскрит располагает сложной, отчасти похожей на русскую системой падежей. Всего в нем насчитывается 8 падежей считая Звательный падеж – Вокатив, который индийские грамматики не считают отдельным падежом, хотя и указывают его в таблицах. В отличие от русского языка, кроме единственного и множественного числа, в санскрите, как в древнегреческом, есть двойственное, которое также специфическим образом склоняется по падежам.
Итак, перечислю падежи санскрита с краткими (без деталей) характеристиками:
1. Именительный, он же номинатив (Nom), обозначает субъект действия, тот предмет, который совершает действие.
2. Винительный – аккузатив (Acc), выражает объект действия или цель движения.
3. Творительный – инструменталис (Instr), выражает, при помощи чего совершается действие.
4. Дательный – датив (Dat), выражает выгодополучателя, или – на кого направлено действие. Например, имена Солнца в сурьянамаскаровских мантрах стоят именно в дательном падеже.
5. Отложительный – аблатив (Abl), выражает от какого места идет движение или причина события (как в русском «от страха глаза велики». В русском редуцирован.
6. Родительный – генитив (Gen), выражает кому принадлежит рассматриваемый объект.
7. Местный – локатив (Loc) выражает место. В русском редуцирован.
8. Звательный – вокатив (Voc), используется, как понятно из названия, для того, чтобы выразить факт обращения к кому-либо. В русском исчез, «заменившись» знаками препинания, но остался в украинском: «Сынку!». 

Приведённые в скобках обозначения падежей я буду использовать в статьях блога.
Говоря о падежах следует отметить, что для каждого из падежей характерны свои собственные падежные окончания (по которым мы их, собственно, и узнаем), эти падежные окончания различны для каждого из чисел, а также зависят от буквы, на которую заканчивается слово (особенно в случае гласных). Также, в ряде случаев могут иметь место небольшие трансформации основы слова.


_________________________________
[1] Вообще-то существует несколько Дхатупатх, незначительно отличающихся между собой. Но это детали, важные для специалистов. По факту большинство современных грамматиков и студентов пользуются вариантом Дхатупатхи отредактированным в конце 19 века и считающимся общепринятым.
[2] Слово "вриддхи" означает в санскрите «зрелость».

Комментариев нет:

Отправить комментарий