18 июля 2016 г.

Краков 4. Дискуссия об авторстве Йога сутры

Следующее событие на конференции в Кракове, о котором хочется рассказать – это необычный двойной доклад в форме дискуссии между двумя классиками современной индологии Филипом Маасом и Мишелем Анго. Тема дискуссии сама по себе очень интересна – авторство Йога сутры. Но даже если бы тема была не столь провокативной и интересной, послушать дискуссию между этими людьми все равно стоило бы. Докладчики, будучи ведущими специалистами в мире в своей области, тем не менее, непохожи настолько, что даже сложно себе это представить.
Причем непохожи не только как личности, но и способом научного мышления. Когда я слушал эту дискуссию, мне показалось, что дискутируют сами ментальности – немецкая и французская, обе глубокие и сильные, но такие разные… Причем докладчики как бы архетипически выражали свои ментальности.
Итак, вначале о докладчиках.

Филип Маас работает в Вене и является ведущим специалистом в мире по компьютерному анализу санскритских текстов. Насколько я понял, он занимается статистическим анализом текстов и поиском корреляций и заимствований в разных текстах. Примечательно, что для обработки данных используются алгоритмы, похожие на те, которыми расшифровывается геном. Маас позиционирует себя как чистый ученый. По крайней мере, когда один из докладчиков, полушутя, попросил поднять руки тех в зале, кто сам практикует те или иные практики йоги, из ста человек не подняли руки 2-3. И один из них – Филип Маас. Стиль изложения Мааса – скупой и строгий, с четкими цитатами, наглядными иллюстрациями в презентации.

Мишель Анго – его полная противоположность. Известнейший индолог, изучавший санскрит и Веды в аутентичной Традиции, автор кучи переводов и книг (его «Классическая Индия» переведена, кстати, на русский язык), является образцом эстетской и поэтической французской гуманитаристики. Каждое из его выступлений и даже небольшие реплики становились маленькими шоу. Анго превосходный докладчик, который относится к той редкой категории ораторов, которых можно слушать независимо от темы – просто потому, что слушание само по себе доставляет удовольствие. Анго великолепно владеет голосом (достаточно сказать, что одной из сфер его научных интересов были способы рецитации Вед) и другими выразительными средствами. Например, в доклад, который начинался тихим, мягким голосом с певучим французским акцентом, вдруг вплетается громогласное распевание Вед на великолепном санскрите, или посередине выступления Мишель вдруг вспрыгнул на стол и продолжил оттуда. В общем, когда выступал Анго, аудитория, и без того вежливая и внимательная, просто цепенела.
Как я уже говорил, темой дискуссии, на которую организаторы щедро (по меркам научных конференций) отвели целый час, стало авторство Йога сутры. Понятно, что мы привыкли считать, что автором является Патанджали, однако кто именно скрывался под этим именем? Никаких достоверных данных у науки нет, зато образ оброс множеством мифов. Филип Маас выступил с неожиданной гипотезой, которую он, видимо, давно вынашивал. С его точки зрения, автором Йога сутры является тот, кого обычно считают ее первым комментатором – Вьяса. Более того, написанная им «Йога бхашья», которую я неоднократно упоминал на блоге и которая считается в современной науке комментарием Йога сутры, по мысли Мааса и есть корневой текст, а Йога сутра лишь ее сокращенное конспективное изложение. Точка зрения весьма неожиданная и рвущая общепринятые шаблоны. Под псевдонимом «Патанджали» скрывается сам Вьяса…. Не говоря уже о том, что в таком случае Йога сутра «молодеет» лет на пятьсот….

Сам Маас честно признал, что окончательного доказательства такой точки зрения у него нет, хотя есть масса косвенных подтверждений. Например, все главы в «Йога бхашье» заканчиваются ритуальной формулой «вот такая-то глава Йога сутры Патанджали», хотя логичнее было бы написать «вот такая-то глава Йога бхашьи Вьясы». Маас нашел также некоторые прямые цитаты в буддийских текстах, взятые из «Йога бхашьи», хотя автор приписывал их Йога сутре. Разумеется, все это можно интерпретировать и по-другому, но задуматься о такой возможности стоит.

Выступление Мишеля Анго, к удивлению, не содержало (на первый взгляд) контр-тезисов. Он вообще оспорил корректность категории «авторство» в контексте древнеиндийской культуры. С его точки зрения ранние тексты, во-первых, создавались группой людей, а во-вторых – не писались как текст в духе европейской культуры, а, скорее, записывались «со слов». По сути, в его модели ранние тексты – это такие записанные учениками «брахма-вакьи» (беседы или дискуссии мудрецов). Поэтому вопрос о том, кто есть Патанджали, вообще не корректен.

Вместе с тем Анго элегантно привел аргументы против идеи, что Йога сутра – это лишь часть «Йога бхашьи». Он опирался на известную гипотезу о том, что, вероятно, аутентичными в Йога сутре являются лишь первые три главы (пады), а четвертая написана чуть позднее. Обоснованием этой идеи служит тот факт, что частичка «ити», которой обычно заканчивается индийский текст, встречается в Йога сутре дважды – в конце третьей и четвертой глав. Кроме того, четвертая глава написана явно в другом логическом стиле. Если первые главы написаны по принципу «А есть В», то 4 – «А не есть В». Есть также и смысловые несоответствия третьей и первой глав, которые явно показывают на то, что 4 глава, вероятно, написана в полемике с буддизмом и под его влиянием. Но в «Йога бхашье» 4 главы!!! Значит, Вьяса комментировал уже дописанный текст, что и становится весомым контраргументом к точке зрения Филипа Мааса. Разумеется, гипотеза о том, что в Йога сутре изначально три главы, также не имеет абсолютно строгого доказательства. Все перечисленные выше факты могут иметь и другие объяснения. Но на конференции стали всплывать и другие факты, косвенно подтверждающие эту точку зрения. Например, в недавно открытом Яванском трактате по йоге XII в. – «Дхарма Патанджали», о котором я рассказывал в предыдущих постах, и который, по сути, является пересказом Йога сутры, также 3 главы! Что, возможно, связано с тем, что на Яву попал исходный, еще не дописанный текст. Как и в «Китабе Патанджала» Аль-Бируни….

В духе политкорректной Европы дискуссия не завершилась какими-то окончательными выводами, и дала возможность слушателям самим поставить для себя вопросы и задуматься об ответах.

Не могу не высказать свою точку зрения, которая базируется на анализе в прикладного смысл обоих текстов. Я считаю Йога сутру Патанджали и «Йога Бхашью» Вьясы не просто различными текстами, написанными разными людьми, но и и несущими очень разные смыслы. За текстом Йога сутры я вижу смелого мистика-реформатора (см. Статью о новых идеях в Йога сутре), тогда как Вьяса предстает как педант и классификатор. Более того, я считаю, что Вьяса существенно упростил когнитивный дискурс Йога сутры, ввел в него религиозные элементы, возможно, как раз в полемике с буддизмом. Именно Вьяса начал говорить о «безмыслии» в йоге, несколько исказил понимание самадхи, добавил некоторые слова в оригинальный текст.

Комментариев нет:

Отправить комментарий